воскресенье, 13 мая 2012 г.

четверг, 13 января 2011 г.

1908-Иван Бунин-Рассказы о Палестине


И.А. Бунин. Портрет работы Л.В. Туржанского. 1905г.

СВЕТ ЗОДИАКА

Из II
В пустыне, сзади цитадели, раскинуты среди песков мечети-гробницы
халифов. Они всеми забыты, приходят в ветхость. Там в усыпальнице Каид-Бея
окна горят такой цветной мозаикой, равной которой нет на земле. Там есть два
камня из Мекки -- один сиреневый, другой розовый -- и на них следы Магомета.
Но что Каид-Бей и Магомет! За могилами халифов, среди песков, уходящих до
Красного моря, на самой окраине холмов Иудейских, есть оаз, где, по слову
Осии, "тернии и волчцы выросли на жертвенниках Израиля", где с землею
сровнялись следы города, более славного и древнего, чем самый Мемфис, --
следы Она-Гелиополя, Бет-Шемеса, по-еврейски, -- "Дома Солнца". Это было
средоточие культа Гора и высшей жреческой мудрости. Усиртесен Первый пять
тысяч лет тому назад воздвиг перед онийским храмом Солнца, самым чтимым в
древнем мире, свои обелиски из розовых гранитов и украсил их золотыми
наконечниками. В дни патриархов Иосиф, сын Иакова, женился в Оне на дочери
первосвященника Потифера -- "посвященного Солнцу"; Моисей, воспитавшийся
там, основал на служении Изиде служение Иегове; Солон слушал первый рассказ
о потопе; Геродот -- первые главы истории, Пифагор -- математику и
астрономию; Платон, проведший в академии Она тринадцать лет, --
презрительно-грустные слова: "Вы, эллины, -- дети"; в Оне жила сама
Богоматерь с младенцем...
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1906-Иван Бунин-Столп огненный


Стихотворение «Столп огненный» (1906) основано на 21–22 стихах главы 13 книги «Исход»: “Господь же шёл пред ними днём в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днём и ночью. Не отлучался столп облачный днём и столп огненный ночью от лица народа”.

CТОЛП ОГНЕННЫЙ

В пустыне раскалённой мы блуждали,
Томительно нам знойный день светил,
Во мглистые сверкающие дали
Туманный столп пред нами уходил.

Но пала ночь — и скрылся столп туманный,
Мираж исчез, свободней дышит грудь —
И пламенем к Земле Обетованной
Нам Ягве указует путь!
(1903–1906)
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1908-Иван Бунин-Камень


Иван бунин в Нижнем Новгороде, 1901 год.

КАМЕНЬ

Из I
Стук копыт - это приводят лошадей для туристов и паломников европейцев. Европейцы живут по отелям, католическим и протестантским миссиям, осматривают святыни почтительно и спокойно. А говор - это говор русских мужиков и польских евреев, идущих плакать. Одни будут лить слезы у Гроба, другие - у Стены Плача, уцелевшей от храма Иеговы. Русские живут в скучных казенных корпусах Православного Общества за Западными воротами. А евреи ютятся в трущобах южного квартала и плачут у останков древнего Сиона, нарядившись в бархатные халаты и польские шапки из остистого меха, под которыми видны на затылках ермолки, а на висках огромные завитки.

Из II
Но еще более горькая радость - у Стены Плача, у останков святилища Иеговы.
Если не свернешь с улицы Давида к Гробу и пройдешь немного ниже, то необходимо свернешь вправо, в узенькие и жаркие трущобные ходы, что уступами приводят в глухой длинный закоулок. С трех сторон замыкают его стены каменных домишек. С четвертой, - если стать лицом к востоку, - громадная крепостная стена: Стена Плача, остаток укреплений вокруг храма Соломона, а теперь часть стен вокруг мечети Омара.
1908

1908-Иван Бунин-Иудея


В 1907 году Иван Бунин и его жена Вера Муромцева-Бунина совершили поездку в Египет и в Святую Землю: в Яффо, Иерусалим, Хеврон, на Тивериадское озеро (Кинерет) и в Хайфу. В своей книге "Жизнь Бунина. Беседы с памятью" Муромцева-Бунина подробно описывает увиденное в Палестине. Впечатления от этой поездки легли в основу многих рассказов и стихов Бунина.
ИУДЕЯ
Из главы I
А за Лиддой и Рамлэ, - каменными кубами арабских городков, ярко белеющих под ярко-синим небом среди финиковых пальм и кипарисов, - почва становится еще суше, еще кремнистее и волнистей, а хлеба еще слабее и жиже. Начинается подъем, - до самого Иерусалима. Уже виден впереди серый камень, синь впадин и ущелий. Поезд медленно выбивает такт короткими вздохами, свистки его делаются гулки и звонки, путь извилистей; мы глядим на небо уже из какой-то голой, каменистой котловины. И вот котловины начинают сменяться котловинами, ущелья ущельями: Иногда они оживляются сожженной зноем зеленью деревьев, растущих на их кремнистых ложах, или пелазгическими останками хананейских укреплений на куполообразных вершинах; иногда овцами, рассыпанными по сухим обрывам, среди голышей в лишаях и колючках; или рядами каменных оградок, - следами террас, на которых спокон веку разводили здесь сады и виноградники: Только где же те "бездны", которыми будто бы поражают Иудейские горы? Где высоты, что будто бы "еще дышат величием Иеговы и ужасами смерти"?

Из главы III
В мире нет страны с более сложным и кровавым прошлым. В списках древних царств нет, кажется, царства, не предавшего Иудею легендарным бедствиям. Но в Ветхом Завете Иудея все же была частью исторического мира. В Новом она стала такою пустошью, засеянной костями, что могла сравниться лишь с Полем Мертвых в страшном сне Иезекииля. Ее необозримые развалины ужаснули самого Адриана. Что Навуходоносор перед Титом или Адрианом! Навуходоносор "пахал Сион". Тит "выше стен" загромоздил его трупами. Приближение его было приближением воинства Сатанаила. Тучи сгустились, спустились над храмом Соломона, и, в гробовом молчании, сами собой распахнулись бронзовые двери его, выпуская воинство Иеговы. "Мы уходим!" - сказал Иудее неведомый голос. А при Адриане внезапно распалась гробница Давида, и "волки и гиены с воем появились на улицах пустынного Иерусалима". То был знак близкого возмездия за последнее отчаянное восстание иудеев, перебивших на Кипре около трехсот тысяч язычников, в ветхозаветной ярости пожиравших мясо убитых, сдиравших с них кожу на одежды: И чудовищно было это возмездие!
1908